Обувная компания "AFOUR" из Санкт-Петербурга. Интересная идея .

  Вход на форум   логин       пароль   Забыли пароль? Регистрация
On-line:  

Раздел: 
Обувное и Швейное Оборудование / Новости Легкой промышленности / Обувная компания "AFOUR" из Санкт-Петербурга. Интересная идея .

Страницы: 1  ответить новая тема

Автор Сообщение

Доктор
Группа: Участники
Сообщений: 287
Добавлено: 26-02-2015 22:02
Я познакомился с этой компанией чуть больше года назад.
Всегда, когда бываю рядом, захожу к ним.
Меня привлекает их идея, увлечённость своим делом, открытость и доброжелательность Владимира Григорьева, владельца компании.
Конечно, у "AFOUR" как и всех, кто что-то делает, существуют определённые сложности. Но компания с уверенностью смотрит в будущее.
Потому, что увлечённых, любящих своё дело людей не так много.
надеюсь, что это пока...

Ниже привожу статью с сайта http://www.choicepeople.org/#!vladimir-grigoriev/c1biq

Владимир Григорьев,
обувная компания "AFOUR"

"Прошлой весной мы сделали Джастину Тимберлейку черно-белые броги с красной подкладкой на кроссовочной, беговой подошве с логотипом «JT»– это был подарок. Джастин – большой поклонник кроссовок, но он повзрослел и стал приверженцем стиля «suit&tie», и мы подумали, будет круто скомбинировать его ранний и поздний стили, и подарили ему две пары, чтобы не ошибиться с размером".

Мы с приятелем гоняли вместе на скейтборде. Сейчас скейт-шопов целая куча, а в конце 90-х движение только развивалось. Тогда все знали, у кого какая модель: Андрюха ходит в «Osiris», Вова носит «DVS». Даже если кто-то покупал б/ушные кеды, все знали у кого.

Однажды, порвав очередные тапки, мой приятель Андрей пришел в отремонтированных, мы были сильно удивлены. Оказалось, что его мама – модельер-конструктор в доме моделей при обувной фабрике «Скороход». Правда тогда мы были еще школьниками, 9 – 10 класс, поэтому быстро забыли об этой истории – какой там бизнес, нам только и нужно было веселиться, кататься и ни о чем не думать.

Потом я поступил на первый курс в Военмех на утилизацию военных отходов, но не прижился в этом консервативном военном вузе. Вылетел оттуда и поступил в ГАСУ, где отучился и понял, что в «Природопользовании» мне тесно, и говорить о востребованности этой специальности сложно. Получил диплом и устроился в рекламное агентство графическим дизайнером. Занимался рекламным, а не промышленным дизайном и чаще всего слышал: «Нам нужно, чтобы слово «скидка» было видно за 3 км, но при этом макет был не как у всех».

Мне это довольно быстро наскучило, тогда я стал задумываться, в каком направлении двигаться дальше, и тут мне позвонил тот самый мой приятель, у которого мама работала модельером обуви, и говорит: хочешь кроссовки на заказ?

«Принеси мне эскиз – что нарисуешь, то я тебе и сделаю», – были его слова. И я начал рисовать. Но, оказалось, придумать что-то особенное не так легко. У меня получалась либо фигня, либо копии обуви, которую я когда-то видел. Такие варианты меня не устраивали – лучше уж купить оригинал, и идея снова отправилась в долгий ящик. Но с того времени она плотно обосновалась в моей голове и больше ее не покидала, пока меня вдруг не осенило: нужно предлагать людям уже готовые базовые, хорошо продуманные модели, и дать возможность раскрасить их по своему усмотрению.

Был 2008-й год, случился кризис. И пока у нас был только бренд – «Afour» [Эйфо] и большое желание воплотить идею.

На первых порах продажи были совсем не большие, и кризис этому способствовал. На фабрике, где мы отшивали продукцию, начали говорить: ребята, нам не интересно отшивать одну вашу пару – мы делаем партию черных сапог, а вы мучаете нас разными цветами. Еще один минус, когда ты отшиваешься на чужом производстве, тебе всегда могут сказать: так сшить нельзя.

После кризиса мой напарник сказал, что не хочет работать на двух работах, он устал, купил билеты во Вьетнам и поехал дауншифтить, а я остался у трещавшего по швам корыта. Однако я втянулся в это дело, и мне уже всё было интересно, тем более, когда перед тобой, как перед быком красной тряпкой, трясут фразами «это невозможно» и «ты ничего не понимаешь».

Андрея я давно не видел, а вот с его мамой периодически пересекаюсь и советуюсь как с экспертом. Однажды она рассказала мне, что знакомый сапожник собирается закрывать свою мастерскую и предложила взять у него помещение в аренду – там был минимальный набор: швейная машинка, пресс. По сути, произошел перезапуск, «Afour» переродился, как птица феникс из пепла. Недавно мы даже утилизировали первые подошвы – теперь это уже пройденный этап.


Я наладил в арендованной мастерской интернет и в свободное время занимался фрилансом: рисовал логотип себе и заказчикам, чтобы у меня были деньги поесть и купить подошвы. На тот момент у нас уже было сделано три модели, и я полгода учился отшивать их своими руками, доводя пошив до совершенства.


Натаскивать меня было некому. Мне показали: Вова – это швейная машинка, швейная машинка – это Вова, садись. У меня постоянно сучила нитка – пушилась и завязывалась в узелки, и строчка получалась некрасивой, теперь я понимаю почему. Сколько радости у меня было, когда я сшил заготовку, и она, наконец-то, получилось ровной, всё было на месте.

На третий год я взял первого сапожника, с хорошим «налетом часов», как у летчиков – опытного, чувствующего материал. Мы работали вдвоем: я кроил, шил и продавал, а он затягивал. Потом я научился проектировать, и всё закрутилось: стали появляться новые модели, и мы запустили онлайн конструктор обуви.

Сегодня молодые ребята приходят совершенно не готовыми к ручному труду, они думают, что производить обувь – это розовые мишки. Среди профильных специальностей осталась только подготовка дизайнеров-конструкторов. Профессиональных закройщиков, техников и швей уже не выпускают – это умирающие профессии. Сейчас к нам пришел ученик в подмастерья, и мы всему учим его сами, чтобы сделать из него сапожника.

Производителей обуви множество по всему миру. Россия уже вступила в ВТО, и в стране присутствуют все мировые бренды. Ручной работы в сегменте, в котором работаем мы – сплетение классики с новыми технологиями, плюс отдельное подразделение, ориентированное на кроссовки – этого в России ни у кого больше нет, да и в целом мире нужно еще поискать что-то подобное.

Стандартный срок изготовления заказа составляет у нас 10 рабочих дней со дня согласования, если ты собрал в конструкторе и не добавляешь никаких апгрейдов. У нас есть еще опция «размерные слипы» – мы отправляем пару, человек примеряет и говорит: «Мне подходит». После того как согласован размер и дизайн, через 10 рабочих дней клиент получает свой заказ.

Мы отправляем продукцию по всему миру и можем похвастаться, что среди всех континентов нашей обуви нет только в Африке и Латинской Америке; наша обувь есть даже в Австралии и успешно противостояла холоду в условиях Антарктики.

Начинал я с себя – сам шил и затягивал. Когда у меня появились сотрудники на постоянной основе, дело превратилось из хобби в бизнес. Сейчас в «Afour» работает 7 человек, а техническая база насчитывает порядка 30 станков, каждый из которых со своей историей – какое-то оборудование я возил из Москвы, другое перекупал на разваленных советских производствах.

Прошлой весной мы сделали Джастину Тимберлейку черно-белые броги с красной подкладкой на кроссовочной, беговой подошве с логотипом «JT»– это был подарок. Джастин – большой поклонник кроссовок, но он повзрослел и стал приверженцем стиля «suit&tie», и мы подумали, будет круто скомбинировать его ранний и поздний стили, и подарили ему две пары, чтобы не ошибиться с размером – не знали точный. Он оставил на одной паре автограф.

Мы проводим выставки. Заграницей сникер-культура – уже сложившееся движение, которое сейчас начинает развиваться и у нас, и мы решили познакомить нашу публику с кроссовками – они бывают с большой историей, бывают коллекционными (мой знакомый, сейчас продает коллекционную пару за миллион рублей, потому что их всего 72 в мире, их держал Джордан и там написано «not for sale»).

Выставку мы проводим уже два года подряд, несмотря на то, что мы маленькие и спонсируем большое мероприятие. Оно называется «SPBsole». «Sole» переводится как подошва и созвучно слову душа. В Москве проходят кроссовочные мероприятия, но выставка, где ты приходишь и созерцаешь – это больше свойственно Питеру. Интерактива немного, но у каждой модели присутствуют подписи, и мы водим среди них экскурсии, рассказываем, почему эта пара ценна. Также у нас на производстве есть свой небольшой музей обувного искусства.

Когда ты все мешаешь, добавляешь что-то свое, и клиент это чувствует, получается нечто особенное. Если взять наши классические ботинки, то в них идет облегченная подошва, чего до нас я не видел и в соседних странах. Потом я узнал, что у «Grenson», помимо классической, появилась линейка утрированно больших, но облегченных подошв. Это совпало с нами. Сейчас в кроссовках стали применять брогирование, и у нас к этому времени уже появились броги на спортивной подошве.

Многие покупатели реагируют на это так: если сделано в России – значит, точно слизано. Но это не так. Круто, что мы нащупываем общую тему, чтобы двигаться, может быть, еще не впереди планеты, но точно в авангарде. Мы всегда готовы на новые эксперименты.

Самому мне приятнее заниматься конструированием и дизайном обуви, но я понимаю, что все это должно продаваться. А значит нужно заниматься бизнесом: повышать продажи, делать каталоги для оптовиков, искать места сбыта и партнеров для совместных моделей, совершенствовать качество и сервис, чтобы людям было максимально комфортно заказывать.

«Afour» для многих все еще незнакомый бренд, хотя мы уже отпраздновали пятилетие. До сих пор мне иногда звонят и спрашивают, откуда мы привозим обувь. А мы ее не привозим, мы делаем ее сами.



Страницы: 1  ответить новая тема
Раздел: 
Обувное и Швейное Оборудование / Новости Легкой промышленности / Обувная компания "AFOUR" из Санкт-Петербурга. Интересная идея .

KXK.RU